December 8th, 2013

stalker

ВЕРНУЛИСЬ МЫ НА РОДИНУ - "Новая Газета" о Кинофестивале "Сталкер"

Оригинал взят у kinofestival в ВЕРНУЛИСЬ МЫ НА РОДИНУ - "Новая Газета" о Кинофестивале "Сталкер"

poster_ PRINT_594_841_2013Любопытно, что игровой конкурс нынешнего года фокусирует внимание на «женской проблеме». Можно было бы определить главную тему смотра так: «женщина как зеркало современной российской истории». Вдовы погибших подводников («Стыд»), молодая мама, эвакуированная в Узбекистан («Иван, сын Амира»), гастарбайтерша из Таджикистана («Она»), современница, ищущая своего принца в царстве мертвых интернета («Это не я»). Впрочем, неверно счесть эти картины посвященными гендерным правам. Просто правильно заметили немецкий романтик Рихтер: «Женщины наиболее стойко переносят худшие горести, нежели те, из-за которых они проливают слезы».

Смысловым социальный центром «Сталкера» является документальная программа.

Сегодня понятие «защита прав» кажется чуть ли не крамольным. Даже на экране отстаивать достоинство, личную свободу, без которой «гаснет дух», становится все труднее. «Никого не заставишь пользоваться своим правом», — говорили древние. Но приходят времена, когда и «право на жизнь» подвергается сомнению.

Герои картины «Вернулись мы на родину» — русские, бежавшие из Средней Азии накануне большой резни. И сегодня они живут воспоминаниями о дружбе взахлеб, дворах под чинарами, где все были друг другу родными… пока в дружбу не ворвалась вооруженная политика.

«Дневник наркоманки» — еще один сюжет про «Город без наркотиков». В дневнике Кати Челябы описаны не только полицейские наезды, разгромы, облавы, но и рядовая жизнь девочек, обучающихся заново существовать в нормальной человеческой жизни.

«Месторождение» — заключительный фильм уже известной трилогии Ивана Головнева о коренных жителях Сибири — хантах. Драма конфликта цивилизаций, тоталитарных нефтяных монополий с традиционной культурой.

«Девочки летят» — кино про волну детских самоубийств, про игры со смертью. Авторы пытаются исследовать проблему в том самом городке неподалеку от аэропорта, где, взявшись за руки, девочки прыгнули с крыши. Почему шаг с крыши становится главным событием жизни? Подростка вообще притягивает «граница», возможность заглянуть в бездну. Но именно мы занимаем позорное первое место в Европе по детской смертности.

«Отец в командировке» — одна из интереснейших работ конкурса. По сути, исповедь ее автора, киноведа Андрея Шемякина. Он рассказывает о событиях последнего года жизни родителей, известных ученых. Химия природных соединений, которой академик Шемякин посвятил жизнь, на экране превращается в сложную живую химию взаимоотношений. Наука и система, любовь и семья, доверие и предательство, смерть и жизнь — составляют сложный сплав, формируя масштаб личности. Фильм превращается в сокровенный разговор с отцом (мне отчего-то вспомнился знаменитый эпизод из хуциевской «Заставы Ильича», где герой задает погибшему юному отцу мучающие его вопросы). И парадоксальный вывод Андрея: «Память о родителях дороже, чем то, что я их потерял» — обретает убедительную эмоциональную силу.

«Ленинленд» Аскольда Курова. Место действия — последний и грандиозный музей Вождя, построенный в Горках на закате советской эры. Музей еще пытается жить своей заповедной жизнью. Здесь по-прежнему принимают в пионеры, проводят немногочисленные задушевные экскурсии, китайские коммунисты сверяют свои цели и задачи с верными ленинскими заповедями. Вообще, музей явно стилизован под храм коммунизма. С белого мраморного идола старательно стирают пыль: «Мы дедушке Ленину глазки протрем, носик». На выставке Ильич — в богатом окладе. «Это очень верно, — говорит озаренная «учением» хранительница Евгения, — в окладе — новый дух». Она оставила семью, она искала и нашла место, «где выше, больше духа». Ей не нужны доказательства прочной связи ленинизма и христианства. Но вирус капиталистической «заразы», подлые задачи «рентабельности» проникли и в этот храм счастья под алыми стягами. А значит, прекрасной Евгении с ее повышенной пролетарской духовностью придется уйти… Надо сказать, одна из героинь увидела в картине «хулу на духа святого», была оскорблена и практически прокляла режиссера: «Вы будете очень долго и тяжело кармически расплачиваться за это кино. Отдайте мне материал, я найду человека, который с ним справится».

«Очаг». Вениамин Тронин рассказал историю последнего Дворца культуры в Удмуртии. Дом с колоннами с символичным названием «Россия», на фронтоне еще просматриваются замазанные «Сталин» и «Ленин». Еще до недавнего времени, несмотря на все политические переломы и вывихи, здесь, как встарь, работали кружки, устраивались танцевальные вечера «…кому за тридцать». Но руководить «культуркой» пришли генералы в отставке. Зачем им «очаг»? Им и так тепло, «бюджет» они направят в нужном направлении. «Ради чего нам жить?» — кричат на собрании люди. Пусть кричат. Финальный кадр: три газовых трубы тянутся дымом к облакам в середине ледяной пустыни. Нет больше «очага».

«Затмение» Владимира Герчикова. Вроде бы про тридцать седьмой год столько всего снято и написано. Но один из серьезнейших отечественных документалистов (Владимир Герчиков в этом году стал лауреатом премии Лавровая ветвь «За вклад в Кинолетопись») считает необходимым вновь и вновь возвращаться к теме, которая до сих пор по-настоящему не исследована. И рядом с очевидными фактами (как призывы Ильича и Троцкого к массовидности террора: «Устрашение — мощнейшее орудие политики») авторы фиксируют внимание на роли интеллигенции, художников. Причем талантливейших. Довженко, прочитав сценарий «Аэрограда» про яростную борьбу с врагами — «засланными» и «своими», уже через сутки делится с властью восхищением и желанием немедленно приступать к съемкам. Идет 1935-й, через два года за инородцев возьмутся не по-киношному. Еще одна из важных тем фильма. Безусловно, беда не только в мафиозной кучке, держащей страну в страхе и ручном управлении, но в построении военизированной, индустриальной системы самоуничтожения. Когда сверху даются разнарядки и квоты на расстрелы и ссылки (вроде «Оперативного Приказа 00447», запустившего маховик Большого террора), а снизу «планы» по-стахановски перевыполняются в несколько раз. Авторы ищут причины террора не в злой воле единственно неподсудного кровожадного упыря, но в системных отношениях страны, где все повязаны кровью или болью. И ведь актуальная история! Декабрьские выборы 1937 года по новой, самой демократичной в мире Конституции проходят празднично, единодушно, без сучка и задоринки. Практически со стопроцентной избирательной явкой…

Программа и пригласительные билеты на сайте http://www.stalkerfest.org

[СПРАВКА]СПРАВКА
«Сталкер» проводится с 1995 года.
Цель некоммерческого форума — формирование правового сознания общества.
В программе — секции игрового, документального кино. Президент фестиваля — Марлен Хуциев.

На церемонии открытия традиционно вручаются призы героям документальных лент, «жизнь которых посвящена защите прав человека и отражена в фильмах». Среди награжденных «Сталкером-2013» — Лидия Горелова, директор благотворительного социально-реабилитационного Центра для несовершеннолетних и молодежи «Дом милосердия»; Анна Неркаги (оставив писательскую карьеру, она живет за полярным кругом, став мамой для сорока приемных детей); Татьяна Жигулова (воспитывающая девочку из дома «для умственно отсталых детей).

В основном конкурсе — 23 игровых, 30 документальных картин.

http://www.novayagazeta.ru/arts/61345.html